Свобода - это когда никто и ничто не мешает тебе жить честно.

11. 01. 18

Виновного в трагедии нет

 

Накануне нового года Заельцовский районный суд вынес оправдательный приговор учительнице из Новосибирска.

 

Летом 2015 года новосибирская учительница Роза Тарасова повела группу из взрослых и своих учеников в туристический поход в Горный Алатй. На одном из участков спуска произошел несчастный случай – погибла девочка. Уголовное дело по части 2 статьи 293 УК РФ («Халатность») в отношении учительницы возбудил Усть-Канский межрайонный следственный отдел СК по Республике Алтай. Дело расследовалось в РА, но в суд его направили по месту жительства большинства свидетелей – в Новосибирск. О том, как проходил судебный процесс рассказывает адвокат защиты Александр Полковников.

 

- На чем строилось обвинение?


На том, что Роза Михайловна не организовала медицинский осмотр, не взяла письменного разрешения у родителей перед походом. В дело был привлечен алтайский эксперт, который провел экспертизу. Вообще, экспертов в этой области нет. Поэтому следствие привлекло в качестве эксперта алтайского туриста, который был наделен маршрутной квалификационной комиссией (МКК) по СФО определенной квалификацией. На большинстве его выводов основывалось обвинение. Например, о том, что руководитель похода не провел разведку той самой тропы, где погибла девочка, не был проведен инструктаж по технике безопасности, отсутствовала перильная страховка на тропе.

 

 

- Халатность. Это значит…


Это значит, что если в процессе какой-либо деятельности нужно проведение инструктажа по технике безопасности, а это не было сделано, то отсутствие инструктажа образует состав преступления. В случае с Розой Михайловной защита обратила внимание на то, что необходимый инструктаж был проведен. Я ведь строил свою защиту на тех же материалах, что и следователь. Что любопытно? Следователь не обращал никакого (!) внимания на те материалы, которые свидетельствовали в пользу моей подзащитной.

 

Например, следователь утверждал, что родители погибшей не посетили перед походом собраний, на которых был проведен инструктаж по технике безопасности. Однако из материалов дела следует, что они присутствовали на втором собрании, где как раз и проводился инструктаж. Следователь проигнорировал этот факт.

 

 

Для того, чтобы пойти в горный поход, нужно зарегистрироваться в МКК. Существует такое понятие, как маршрутная книжка. В ней указывается путь движения группы от пункта А в пункт Б. Указываются снаряжение, домашние адреса, данные каждого участника. Я говорил в прениях, что в маршрутной книжке существует пункт - разъяснение по ТБ (технике безопасности), где должна стоять роспись каждого участника. И там, действительно, есть роспись погибшей. Увы, оценка этому факту была дана только в суде. Если бы ее росписи не было, группу не выпустили бы на маршрут.

 

- Возможно, других пунктов обвинений хватило бы?

 

С моей точки зрения, вряд ли. Суд признал заключение эксперта недопустимым доказательством. Материалы дела – это шесть томов. Эксперт делал заключение в сентябре-октябре 2015 года на основании одного тома. Участников похода, а это около 70 человек, стали допрашивать уже после того, как эксперт дал заключение. Он этих допросов не видел. В судебном заседании эксперт, допрошенный по моему ходатайству, подтвердил, что сделал заключение на основе одного тома. Ему задавали вопросы и я, и суд. И он, в опровержение своих выводов, которые легли в основу обвинения, признал, что перильная страховка не требовалась. Тоже эксперт сказал и по поводу проведения разведки тропы и по поводу инструктажа, что возможно они и проводились.

 

 

- Именно это сыграло главную роль в оправдательном приговоре?

 

По версии следствия, девочка не прошла медицинского осмотра. Маршрут, по которому Р.М.Тарасова вела группу, соответствовал категории 1А. Да, это был горный маршрут, он проходится пешим порядком, то есть это упрощенный маршрут. Никаких специальных навыков для прохождения не нужно. В суде были допрошены представители МКК. Они пояснили, что в том случае, если у ребенка есть допуск к занятием физкультурой, то для прохождения такого маршрута этого достаточно.

 

 

- Я сейчас подумал о том, что такого рода ситуации можно ведь довести до абсурда.
Требовать с родителей согласие на занятия физкультурой, ребенок и с брусьев может упасть, с турника.

 

- Конечно. В суде вставал вопрос о том, почему руководитель не предупредила родителей о том, что там будут обрывы. Но это горный поход. При этом обрывы находились в стороне. По тропе, на которой произошла трагедия, и фото которые демонстрировались в суде, нужно было идти с интервалом 3-5 метров. Не прыгать - это было запрещено. А ведь были очевидцы, которые указали, что там были земляные ступеньки. Она прыгнула с одной ступеньки на другую, у нее подвернулась нога и она покатилась. У туристов есть правило, я это называю самостраховкой, раскинуть ноги и руки, чтобы затормозить. Свидетели показали, что погибшая никаких действий не предпринимала.

 

 

- Вытащить недооцененные доказательства следствием это было самым сложным?

 

Самое сложное - показать перед судом картину с другой стороны. Трудным был допрос эксперта. Допрашивали его часа три. Два часа - защита и еще час - суд. От гособвинения вопросов практически не прозвучало. Здесь надо отдать этому специалисту должное. Он пояснил, что его выводы были предположительными. Если бы он проводил экспертизу по всем шести томам, тогда, возможно, результаты экспертизы - то есть выводы эксперта, были бы другими.

 

- Поздравляю вас с оправдательным приговором.

 

Спасибо. Конечно, гибель ребенка – это трагедия, но не у всякой трагедии есть виновный.

 

Беседу вел Юрий Тригубович.

Фото автора.

back

Издание: 18+

Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на dovod.media обязательна.При заимствовании фотографий необходимо указать имя и фамилию её автора.