Свобода - это когда никто и ничто не мешает тебе жить честно.

17. 06. 19

«Неожиданная известность»

Что защищают в суде люди, когда обращаются с исками о защите чести, достоинства и деловой репутации. Dovod.media и «Прецедент» познакомились с некоторыми судебными решениями на эту тему.

 

С должности уволился, суд выиграл, но…

 

Бывший главный инспектор Гостехнадзора НСО Станислав Субочев


Недавно Центральным судом был рассмотрен иск о защите чести и достоинства бывшего начальника инспекции Гостехнадзора Новосибирской области Станислава Субочева к изданиям, которые в прошлом году подняли тему неблагополучной ситуации в ведомстве. Об этом написала газета «Новая Сибирь».

Ранее СМИ опубликовали данные о том, что глава надзорного ведомства выписал подчиненным премию в 500-800 процентов от оклада, но настоятельно попросил поделиться ее частью якобы на нужды инспекции. Пресса ошиблась только в сумме, известив читателей, что таким образом Субочеву удалось собрать 364 тысячи рублей. В суде официальными проверками подтвердились лишь 186 тысяч. Тем не менее, с работы Станислав Субочев ушёл по собственному желанию, да и компенсацию выиграл. Судья Наталья Топчилова посчитала, что информация о неподтвержденной сумме, доставила начальнику моральные страдания. Поэтому газете «МК в Новосибирске», как первоисточнику информации, придется выплатить Станиславу Викторовичу мизерные две тысячи рублей.


Решение суда свидетельствует о формальном подходе к понятию недостоверность информации. Собрал, мол, но не всё. Про остальное – наговаривают. Для суда главное – неточность. С точки зрения обывателя, все равно, сколько Субочеву отстегнули его подчиненные, пять или сто пять тысяч. А сумма компенсации две тысячи рублей, скорее говорит о судебном компромиссе в пользу газеты, чем о реальном возмещении моральных потерь истцу. 

 

Миграция геля

 

 

«Золотое сечение» подало иск к своей бывшей пациентке, и проиграла его. Бьюти-клиника осталась недовольной отзывами на «Флампе» и в личном аккаунте Instagram Ольги Красиной. На просторах интернета она рассказала о том, как сделала в клинике косметическую процедуру, и во что это вылилось.

 

По словам Ольги, гель, который ей ввели под кожу, стал «распадаться на шарики и мигрировать по лицу, был сильный отёк». Сибирячка утверждала, что в «Золотом сечении» неожиданный эффект объяснили воспалением лимфоузлов, а уже в другом городе, после УЗИ, врачи сделали вывод о «сдавленном геле». Пациентка якобы требовала вернуть ей деньги, но клиника отказала. Тогда-то она и оставила свои эмоциональные отзывы в интернете. 

Арбитражный суд Новосибирской области решил, что ответчик имеет право высказывать свое мнение, критиковать других лиц и при этом не обязан доказывать соответствие действительности своего мнения. Суд констатировал, что размещение спорной информации не повлекло за собой наступления для истца неблагоприятных последствий. В этом случае правосудие очень точно определило, что мнение не может быть оспоренным. Тем более, заметил суд, Красина не является специалистом в медицине. 


Что ж, Арбитраж поставил точку в деле «Золотое сечение» против Красиной». Однако клиника намерена обжаловать решение первой инстанции. 


Сколько же еще будет таких дел из-за того, что люди высказывают свое мнение?! Пусть, порой, несдержанно, вспыльчиво, раздраженно. Ясно, что их комментарии могут не нравиться тем, кому они адресованы. Медицинские услуги по форме мало чем отличаются от услуг продавца, парикмахера, прачечной. Только испорченная прическа, или не простиранные пятна видны сразу, а в случае с «мигрирующим гелем» однозначно сделать вывод о качестве услуги сложнее. Нужна как минимум экспертиза, а это и время, и финансовые затраты. Так что разочарованного клиента можно понять. Реакция же клиники, радеющей за престиж, оставляет вопросы…

 

Не бери бутерброд больше своего рта

 

Ректор НГУАДИ Наталья Баркова


Иск, с которым «Новосибирский государственный университет архитектуры, дизайна и искусств» (НГУАДИ) обратился к президенту «Сибирской ассоциации дизайнеров и архитекторов» Андрею Радаеву, тоже из разряда «обиделись на критику». В прошлом году на одном из семинаров ответчик позволил себе сделать несколько замечаний в адрес НГУАДИ. В частности, он употребил пословицу «не бери бутерброд больше, чем твой рот». Так Андрей Радаев проиллюстрировал значительное количество дизайн-проектов, которые выполняет университет. Видимо, президент ассоциации намекал на то, что число проектов превышает возможности университета, и поэтому страдает их качество.


Несмотря на то, что обсуждение велось на общественной площадке и такой формат изначально предполагает разлет мнений, НГУАДИ все-таки пошел в суд. Судя по претензиям, университет забеспокоился, что речь Радаева способствовала «созданию негативного информационного фона вокруг приносящей доход деятельности истца». Правда, учебное заведение не учло, что, обращаясь к правосудию, оно переводит проблему в публичную плоскость. Другими словами, не подав иск, университет оставил бы высказывания оппонента внутри профессионального сообщества. 

Эта типичная ошибка истцов часто приводит к куда большим потерям, о которых НГУАДИ пытался заявить в процессе. Впрочем, арбитражный суд не согласился с доводами университета, заметив, что деловая репутация во многом зависит от собственного поведения. Кроме того, суд констатировал, что выступление Андрея Радаева было адресовано исключительно участникам семинара, и не было предназначено неограниченному кругу лиц. Иск НГУАДИ проиграл, правда, теперь руководство университета намерено продолжить этот репутационный забег, обжаловав решение суда. 


Упорство, с которым НГУАДИ отстаивает свои честь, достоинство и деловую репутацию, заслуживает более рационального применения. В ответе на наш запрос, помощник ректора по связям с общественностью Александр Широков написал: «В нашей ситуации справедливо выражение: «Кто не бережет чужую репутацию, тот не достоин дружбы и уважения». (Это об Андрее Радаеве.) Тем самым, он лишний раз подтвердил, университет приводит, скорее, эмоциональные, чем обоснованные доводы. 

 

На лечение в Таиланд

 

Представитель ООО "Атон" Виталий Комольцев


Отдых в южной стране героя февральского выпуска «Прецедента» Евгения Кокарева был омрачён необходимостью посещать госпиталь, где ему лечили химический ожог. Сюжет нашей программы очень не понравился ООО «Атон», где Евгению делали педикюр, после которого, как уверял клиент, он и оказался в руках тайских врачей. Вместо того, чтобы реабилитироваться перед потребителем, фирма предпочла обратиться в суд за защитой деловой репутации. Недавно процесс завершился проигрышем для бьюти-салона.

Престиж «Атона», безусловно, был поставлен под удар после выхода сюжета. На этом руководству фирмы следовало бы остановиться, внимательно проанализировав его содержание, но там решили положить свою репутацию на кон еще раз. И положили, что называется на лопатки.


В коридорах суда представитель «Атона» Виталий Комольцев нес ахинею, из которой было понятно лишь то, что он не понимает предмета спора. Не мог четко сформулировать, какие слова или фразы «расстроили» ногтевую студию. Хотя и утверждал, что в сюжете есть информация об отсутствии у сотрудников надлежащего опыта и квалификации, а при работе они используют препараты, опасные для здоровья. (Этого в сюжете не было.) На вопрос редактора «Прецедента» Светланы Воронковой, «где в стенограмме озвучена та информация, которую вы нам вменяете в вину», Коломольцев ответил «у меня пока нет ничего пояснить». На следующее заседание он просто не пришел. В итоге появился еще один сюжет на тему репутации ООО «Атон». 

 

Конечно, имидж организации должен создаваться на основе доброжелательного отношения к клиентам и качестве услуг, а не исков к СМИ. Тогда ставить его на кон не придется.

 

Зачем?

 

Когда человек или организация обращаются в суд за защитой своего реноме, выражаясь неюридическим языком, какие цели они преследуют? Получить денежную компенсацию, реабилитировать себя, защититься от оскорблений, отомстить обидчикам? Наверное, все вместе.

Иногда заявители иски выигрывают, иногда терпят частичное или полное фиаско. При этом от судебных процессов по статье 152 Гражданского кодекса РФ никто не приобретает никакой пользы. Поскольку для обеих сторон конфликта – это временные, материальные и моральные затраты. Победителями становятся лишь СМИ при любом исходе дела. Для прессы – это хайп, который можно так или иначе монетизировать.


Часто истцы забывают, что судебное разбирательство у нас гласное. В процессуальных кодексах всех судебных систем есть специальные статьи, которые оговаривают условия публичности процессов. А открытость - палка о двух концах. Обращаясь за защитой своих мифических или, действительно, законных прав, можно получить неожиданную и не совсем желаемую известность.

 

Юрий Тригубович

Фото программы "Прецедент"

back

Издание: 18+

Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на dovod.media обязательна.При заимствовании фотографий необходимо указать имя и фамилию её автора.