Свобода - это когда никто и ничто не мешает тебе жить честно.

19. 03. 19

Последнее дело прокурора Кондратьева

 

Как опер из Кольцова «купил» три явки с повинной за тысячу сто рублей.

 

 

Бывший майор полиции Алексей Якимович работал в Кольцово Новосибирской области, в отделе, который занимается преступлениями на особо режимных объектах. Отслужил 17 лет. В прошлом году его уволили с формулировкой: «За совершение поступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел». Мало того, против него возбудили уголовное дело по части 1 статьи 286 УК РФ. По этой статье («Превышение должностных полномочий») государство карает за «совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства». Максимальное наказание по ней четыре года лишения свободы.

 

Государство, конечно же, олицетворяют конкретные люди. В этом случае от имени государства выступал руководитель прокуратуры по надзору за исполнением законов на особо режимных объектах Юрий Кондратьев. Пара слов о нем. Трудовая биография Юрия Кондратьева могла бы сложиться более ярко. В начале нулевых он возглавлял отдел по надзору за особо важными делами областной прокуратуры. В частности, под его контролем расследовали дело о покушении на кузбасского губернатора Амана Тулеева. Однако вскоре, по неизвестным для нас причинам, Юрия Кондратьева сначала переводят на должность прокурора Центрального района города, а затем в «режимную прокуратуру». (Это в прокурорской системе считается понижением.) В прошлом году его с почестями проводили на пенсию. Последним аккордом Юрия Кондратьева стало дело старшего опера Алексея Якимовича.

 

Бывший прокурор прокуратуры по надзору за исполнением законов на особо режимных объектах Юрий Кондратьев.

 

Но сначала было дело некоего Валерия Богданова, который в сентябре 2016 года содержался в СИЗО №1. Он написал две явки с повинной о кражах в Кольцове. В обоих случаях это были кражи кошельков. Их приняли сотрудники следственного изолятора. Алексея Якимовича отправили забрать явки и проверить на соответствие действительности. Обе подтверились. Следователь выписал постановление на этапирование подозреваемого в Кольцово. За ним поехал старший опер Якимович. В дороге майор постарался наладить контакт с Богдановым. Вроде все получилось. Подозреваемый охотно начал сотрудничать, и написал еще одну явку с повинной – о краже велосипеда.

 

Валерий Богданов никогда не работал. Свою биографию начал с колонии для малолетних преступников, да так и пошел по кривой дорожке. Несколько раз был осужден за мелкие хищения, за вовлечение малолетнего в совершение преступления, за разбой. В общем, ничего хорошего в своей жизни 25-летний Богданов не сделал.

 

 

В обмен на признательные показания подозреваемый попросил у опера разрешить встречу со знакомым, чтобы тот ему принес сигареты, носки и средства личной гигиены. «Это является рядовой практикой, - рассказал dovod.media Алексей Якимович, - и я заручившись разрешением своих руководителей, заключил «сделку» с Богдановым». Затем Богданов начал жаловаться, что его гражданская жена с грудным ребенком осталась без средств, и ему хотелось бы перевести ей деньги на банковскую карточку. Якимович, продолжая оперативную комбинацию, согласился помочь подозреваемому. Три раза опер со своей карты переводил деньги на карту знакомой Богданова. В общей сложности тысячу сто рублей. (Богданов возвращал деньги Якимовичу.) При этом подозреваемый, участвуя в следственных действиях, охотно показывал, где и как он совершил все три кражи. Так дело дошло до суда.

 

В суде Богданов, вдруг, отказался от своих показаний. Он заявил, что дал их в обмен на то, что Якимович передаст ему три сотовых телефона, один из которых он якобы получил в кабинете оепративника. А с двумя другими, мол, опер его обманул, поэтому он решил рассказать правду. Суд проверил показания подозреваемого и, как напишет судья Новосибирского района Александр Усов в постановлении о возвращении уголовного дела прокурору, «было существенным образом нарушено право обвиняемого на защиту, что исключает рассмотрение уголовного дела судом на основе данного обвинительного заключения».

 

 

Правда, это сказано в отношении того факта, что обвиняемый был ознакомлен с материалами дела в отсутствие защитника. Это стало главной причиной возвращения дела прокурору. Правда и то, что Юрий Кондратьев не стал добиваться, чтобы дело Богданова вновь дошло до суда. О нем «забыли». Несмотря на то, что следствие было проведено качественно. Все свои показания Богданов подтвердил во время «уличных». Уверенно, с деталями. Вместо этого «режимный» прокурор обратил все свое влияние на то, чтобы возбудить уголовное дело против Алексея Якимовича.

 

В 2017 году территория Кольцово попадает под юрисдикцию прокуратуры Новосибирского района. Там отказывают в возбуждении уголовного дела против Яикмовича. Служебная проверка, которую проводил страший опер отдела собственной безопасности подполковник Костровский, тоже закончилась для майора Якимовича оптимистично. По ее результатам было рекомендовано привлечь того к дисциплинарной ответственности. Однако прокурор Юрий Кондратьев, судя по всему, просит руководство облпрокуратуры оставить надзор за делом Якимовича за ним. Ему позволяют. В этом случае прокурор Кондратьев не стал упускать своего шанса накануне выхода в отставку. Дело Якимовича обещало быть громким.

 

 

Кстати, любопытно, что эпизод с кражей велосипеда в Кольцово проверял суд. При этом очень оригинально. Он отправил запрос оператору. Тот ответил, на имя Богданова была зарегистрирована сим-карта, с которой во время кражи были зафиксированы звонки из Болотного. Ну, раз так, решил суд, то Богданов кражи не совершал. Вот так легко суд может слепить доказательство невиновности ушлого жулика. А у кого физически находился телефон с симкой Богданова, это для суда вопрос лишний.

 

Но судья не оперативник, мог ошибиться, во что верится с трудом. Но почему он оказался лишним для гособвинителя, прокурора Юрия Кондратьева? Он-то человек опытный. Кое-что понимает в оперативной работе, и не мог просто так пройти мимо этой несуразицы. Но почему-то не стал акцентировать на этом внимание. Кстати, суд ведь отправил дело Богданова прокурору «для устранения препятствий рассмотрения его судом». Почему он не стал их устранять, остается загадкой. Ведь оперативными методами можно было докрутить и эпизод с симкой, и закрыть другие противоречия в показаниях Богданова. Но дело Богданова так и не дошло до суда во второй раз. Между прочим обвинительное заключение по делу Богданова прокурорские утвердили. А вот перестало оно интересовать их с того момента, как Богданов отказался от своих показаний.

 

 

По сути Якимовичу вменяют то, что он в обмен на перевод денег и передачу сотового телефона, повесил на Богданова нераскрытые преступления. Вскольз упоминается о том, что Богданов якобы не совершал этих краж. Вскольз, поскольку слишком подробные и ясные показания давал подозреваемый на следствии. Только, вот, объективно подтверждается лишь перевод денег Якимовичем гражданской жене Богданова. Передача сотового в кабинете опера слишком шаткое обвинение. Допустим, передача состоялась. Но тогда как подозреваемый мог пронести его в СИЗО № 1? Его детский лепет насчет того, что в трусах не проверяют, годится лишь для следователей-новичков. Проверяют. И не только в трусах.

 

В чем заключался мотив Якимовича? В отчете о результате служебной проверки напишут – из ложно понятых интересов службы. Что бы дало майору полиции Якимовичу раскрытие этих преступлений? Равно как и нераскрытие? Ничего особенного. Это не резонансные дела: не терроризм, не громкое убийство, и даже не крупная кража. Мелкий воришка «в поисках десятки». А, вот, сочувствие, которое испытал Алексей Якимович к гражданской жене Богданова, это серьезно. Он сам один воспитывает десятилетнюю дочь. Заметим, Якимович не выбивал показания из Богданова – не лупцевал его по пяткам бутылкой с водой, не надевал противогаз, не пытал током. Нашел другой способ.

 

Сейчас Алексей Якимович ждет обвинительное заключение, над которым «работает» зампрокурора Елена Черняева. Майор полиции, который имеет кучу поощрений, среди них есть даже благодарственное письмо его родителям за хорошее воспитание сына. Награжден медалями. За его плечами два высших образования. Он образцовый отец. На момент возбуждения уголовного дела ни одного взыскания. И чего ради ему ставить на весы своей судьбы три мелких кражи?!

 

Как легко сдает правоохранительная система своих сотрудников! Будто презумпция невиновности, это пустой звук. А она позволяет, если не предписывает, не верить обвинениям до решения суда. Вот и старший опер собственной безопасности Костровский написал (меньше, чем через полгода) второй отчет о служебной проверке, где он высказал мнение о необходимости уволить Якимовича по отрицательным мотивам. Стыдно!

 

Юрий Тригубович

Dovod.media будет следить за развитием событий.

 

 

back

Издание: 18+

Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на dovod.media обязательна.При заимствовании фотографий необходимо указать имя и фамилию её автора.