Свобода - это когда никто и ничто не мешает тебе жить честно.

13. 06. 18

Алхас Абгаджава: «Если обвинение не конкретизировано, от него невозможно защититься»!

 

На состоявшейся в Новосибирске конференции «Бизнес-оборона» был много интересных людей. Один из них член Адвокатской палаты Московской области Алхас Абгаджава. Он сотрудничает с общественной организацией «Русь Сидящая». Dovod.media пообщался с адвокатом и расспросил его о том, что делать, если к вам пришли с обвинениями.

 

- Следствие может любой бизнес-процесс «превратить» в преступную схему?

 

- Любой, добавив слово «незаконно» или «намеренно». Основная «кормовая база» государства - это граждане и бизнесмены. Предприниматель изначально воспринимается государством как жулик.

 

- Превращение схемы в схему - это такая такая хитрость или глупость?

 

- Такое ноу-хау. Я сейчас защищаю человека из «Рособоронсбыта». Обвинение многостраничное, большое, при этом там много «пустоты». Я ищу суть. Какие действия ему вменяют? Нашел три строчки. Звучит это примерно так: «В обязанности Иванова по совершению преступления входило создание видимости необходимости заключения договоров подряда». Как это, спрашиваю у следователя. Он предоставлял презентации, рисовал, убеждал? Я сказал следователю, хотите я переведу вашу формулировку на дело по убийству? «Иванов создал невыносимые условия для Петрова, которые привели его к смерти».

 

- Нужно же описать способ преступления.

 

- Конечно. И не просто способ, а механизм. Нельзя сказать, что украл на улице. Нужно сказать: украл из сумки, из кармана, ударив по голове, при таких-то обстоятельствах . Иначе как человеку защищаться? Если обвинение не конкретизировано, от него невозможно защититься. А следствие пишет просто - ты украл. И это называется объективное вменение.

 

- И такие штуки проходят в суде?

 

- Да. Меня так обвиняли. Раз я два раза был в Псковской области, поэтому вся контрабандла находилась под моим контролем. Я отбил обвинение. Долго пришлось этим заниматься, но отбил. Проходят еще более абсурдные вещи. Пример. Вы выполняете контракт – строите объект за сто миллионов рублей. Раз фирма коммерческая, ваша цель - получение прибыли. Допустим она составляет 10 миллионов. Однако вас обвиняют в их краже. А 90 миллионов как же? Вам говорят, построенное на 90 миллионов - это способ сокрытия кражи. Я не шучу, это строчки из уголовного дела. Вслед за следствием уже суд утверждает, возведенный объект - это маскировка вашей преступной деятельности. Реалии таковы, что любой бизнес можно легко превратить в преступную схему.

 

 

- Алхас, вы в одном из своих постов писали о судебном следствии. Но ведь его нет?

 

- У нас два следствия: предварительное и судебное.

 

- Современный суд это как бы арбитр.

 

- Должен быть арбитром. Но он эту функцию не выполняет. И получается, что человек лишается защиты на обеих стадиях. Если защита и обвиняемый говорят, ЧТО на следствии не было сделано, суд отвечает - вам надо было тогда об этом говорить. Поезд ушел. Я называю это системой затопления отсеков на подводной лодке. Прошел один этап, отсек затапливается, вам говорят – все, вы туда вернуться не можете. У меня бывали случаи, когда уголовные дела были возбуждены незаконно. Я ставлю вопрос, а суд спрашивает, почему вы не поднимали эти проблемы на стадии следствия? Потому что я еще не участвовал в деле. Судья мне говорит, ну, вы бы еще к приговору пришли. Хотя это не судьям решать, когда мне вступать в дело.

 

- Нашу судебную систему пугает перспектива обращения в Европейский суд по правам человека?

 

- Не сильно, поскольку персональной ответственности за это никто не несет. Тем более, наши суды не обязаны по решениям ЕСПЧ пересматривать свои. Вернее, возбудить производство должны, но в итоге они не пересматриваются. Такая итальянская забастовка.

 

- Вам удавалось добиваться оправдательных приговоров?

 

- У меня три оправдательных приговора и одно прекращение по реабилитирующим обстоятельствам. Например, парня привлекали по статье 146 о нарушении авторских прав. У него забрали весь товар, а его закрыли. По этой статье вообще-то никогда не закрывают. Чаще всего дают, если не условку, то шраф. А он год провел под стражей. Я взялся за дело, когда пошел шестой месяц. Сразу начал готовить подоплеку под ЕСПЧ. Кстати, любое дело нужно делать под ЕСПЧ. Там есть попределенные нюансы: нужно знать, как правильно задать вопрос, какое ходатайство подать, какой получить ответ. Чтобы потом зафиксировать все нарушения с точки зрения Конвенции о правах человека. Сначала удалось добиться его освобождения из-под стражи. Потом дело тянулось еще полтора года, а в общей сложности - три года. А потом дело прекратили за отсуствием состава преступления.

 

- Вы считаете нужно озвучивать возможность обращения в ЕСПЧ перед нашими судами?

 

- Да, конечно. Более того, я всегда в суд представляю коммуникацию. Я прошу приобщить ее к материалам дела. На решение это не влияет, но галочку они себе ставят.

 


- Что с вашей точки зрения нужно знать бизнесмену, к которому пришли правоохранители?

 

- Не питать иллюзий. Первое заблуждение – у меня все нормально, ко мне не придут. К вам могут придти в любой день. Второе заблуждение – у меня нормальная «крыша». Если у вас в собственной безопасности сидят – бывшие, они – нынешние и бывшие - обдерут вас вместе. Я не говорю, что все плохие. Но, скорее всего, так и будет. И самое страшное заблуждение - я ему все объясню. Как только вы начали объяснять, вы проиграли. Не для этого он к вам пришел. Вы – добыча.

 

Наша профессия очень похожа на врачебную. У вас заболел зуб - вы идете к дантисту заболела нога - идете к травматологу, А если вы готовы к встрече с правоохранительными органами, вам нужен адвокат. Он всегда должен быть на связи, как семейный доктор. Так сложилось в нашей стране, что если твое состояние чуть выше, чем у рабочего, то у тебя должен быть семейный доктор и семейный адвокат. А если у тебя компания, то у тебя априори должен быть юрист. А лучше адвокат, который знает тонкости опасностей, которые наиболее чудовищны. От налоговой можно откупиться, я имею ввиду заплатить налоги, даже если они насчитали их неверно. От уголовки откупиться уже невозможно. Придется сидеть. Чаще всего ни за что.

 

 

- А кроме этого? Например, 51 статья Конституции, которая позволяет не свидетельствовать против себя?

 

- Вы знаете, был вегетарианский период, когда работали еще старые профессионалы. Такой «важняк» думал: я должен посадить виновного, а невиновного отпустить. Это - святое. Сейчас потерялось уважение к профессии, к репутации, вот, к этому святому. Они рассуждают - все в чем-то виноваты. Иногда прямо говорят, а, что вы считаете, что ваш подзащитный белый и пушистый? Я отвечаю, нет, я так не думаю, но я думаю, он пушистее вас. Потому что должностных преступлений вы совершаете гораздо больше. Они прямо багровеют, поскольку они не на 70 тысяч живут.

 

51 статья – рецепт номер один. Обычно я говорю подзащитным, что сумею сделать по делу все. Отправить запросы, пригласить свидетелей, получить экспертизу, другими словами, замучить суд так, чтобы он подумал: лучше я дам ему условный срок. Но, при условии, что вы не наговорите на себя сами. Поскольку первое, что использует следствие против человека, это его собственные показания. А показания давать - надо уметь. Более того 51 статья гарантирует одну вещь. Если вы ничего не говорите, следствие начинает фантазировать. А фантазируя, оно начинает ошибаться.

 

Беседовал Юрий Тригубович

 

back

Издание: 18+

Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на dovod.media обязательна.При заимствовании фотографий необходимо указать имя и фамилию её автора.