Свобода - это когда никто и ничто не мешает тебе жить честно.

02. 04. 18

О чем молчит истец

 

Новосибирского девелопера Евгения Грибова за мошенничество упрятали за решетку на три года. Теперь пытаются заставить несколько раз заплатить.

 

О схеме, согласно которой здание «2Г» перешло от АО «Электроагрегат» к АО «Базис» (нынешний владелец корпуса), написано немало, в том числе и на сайте dovod.media. Коротко. Сначала здание «Электроагрегат» продал двум номинальным покупателям – Роману Редько и Анатолию Цою. (Сумма сделки 100 миллионов рублей.)Те, в свою очередь, фирмам ЗАО «Новоград Истейд» и ЗАО НПО «Электропривод». (Это фирмы подконтрольные Грибову, считает следствие.) В итоге корпус «2Г» стал собственностью ЗАО «Базис». Недавно АО «Электроагрегат» обратился в Арбитражный суд Новосибирской области с требованием к ЗАО «Базис» вернуть из незаконного владения здание (корпус 2Г), а также землю под ним.

 

 

За эту сделку, которую впоследствии следствие квалифицировало как мошенничество, Евгений Грибов уже отбывает наказание (три года общего режима). Только истец скромно (или намеренно?) умолчал о том, что приговором судьи Центрального района Оксаны Ефремовой этот «нюанс» оговорен. Суд, в рамках гражданского иска «Электроагрегата» к Грибову, постановил взыскать с предпринимателя 77 миллионов рублей с «копейками». Это, по версии следствия, недополученная «Электроагрегатом» сумма сделки. Ни о каком возврате здания в приговоре не сказано.


До того, как предприниматель стал обвиняемым по уголовному делу, прошло шесть (!) арбитражных процессов, два из которых были обжалованы в Верховном суде. Все они, а это пятьдесят (!) арбитражных судей, вынесли решения в пользу Евгения Грибова. Всеми судами было признано, что председатель совета директоров группы компаний «Новоград» честно рассчитался с АО «Электроагрегат» за здание 2Г. Вернее, с номинальными продавцами Романом Редько и Анатолием Цоем. Основанием для таких решений стали платежные документы и расписки.

 

В этом уже кроется парадокс. Как юридический, так и деловой. С одной стороны, вмешательство силовиков после арбитражных судов свидетельствует о «немотивированной» для внешних наблюдателей заинтересованности правоохранителей. (В чем она, можно только догадываться.) С другой, легальных способов, как продемонстрировали силовики, доказать, что деньги были переданы, уже не существует. Ни платежные документы, ни расписки не помогли Грибову в противостоянии со следствием. Это внятный и очень опасный сигнал для бизнеса.

 

 

Чемодан с наличными Редько и Цой якобы забыли в офисе «Новограда». Этот детский лепет, а в чемодане лежало 77 с лишком миллионов рублей, никого не смутил. Никого не поразило, что нынешний истец хватился денег через полгода. Никого не встревожило, что представители АО «Электроагрегат», которые присутствовали при передаче денег, поверили на слово рассеянным ребятам Цою и Редько. (Ну, забыли! 77 миллионов!) Не возмутил этот факт, в первую очередь, президента совета директоров АО «Электроагрегат» Александра Одинца. Он тоже присутствовал на сделке. Ведь деньги от Цоя и Редько должны были попасть в кассу предприятия.

 

Между прочим уголовное дело инициировало не руководство «Электроагрегата», а миноритарный акционер Татьяна Ляхова, внезапно ставшая владелицей крупного пакета акций. Именно по ее заявлению было возбуждено уголовное дело. До него она же пыталась через арбитражный суд оспорить договор купли-продажи. Судя по всему полгода понадобилось для того, чтобы сориентироваться в обстановке, выработать тактику и стратегию, по сути, рейдерской атаки на «Новоград» и родственные ему фирмы.

Десятки миллионов рублей, это не три рубля, и даже не десяток тысяч. Допустим, действительно, забыли. Тогда почему не пришли за деньгами через десять минут, через двадцать? Вышли из офиса «Новограда» и впали в беспамятство на полгода?! Причем амнезия поразила всех представителей «Электроагрегата». А ведь заводу, по утверждению руководителей, так нужны были оборотные средства. (Отсутствие оборотных средств было положено в основу обвинения как объективная сторона.)

 

 

На самом деле, никаких оборотных средств «Электроагрегату» именно с «объективной стороны» было не нужно. (Тут исключительно субъективные причины.) Объемы производства на предприятии стремительно сокращались, государственного заказа не было, производственный план не составлялся. Более того, у предприятия имелась нераспределенная прибыль, которую можно было бы направить на пополнение оборотных средств». Тем не менее, в иске в Арбитражный суд НСО представители завода на этом еще раз ставят акцент.

 

Любопытно, что в одном из арбитражных процессов, по тем, где решения были вынесены в пользу Грибова, оба «физика» требовали с девелопера по 50 миллионов рублей. Однако им было отказано от включения в сумму требований - по 11 378 500 рублей. Они обжаловали это решение, тем самым признав, что остальные деньги (по 38 миллионов с «копейками») получили. Кстати, суд Центрального района под председательством Оксаны Ефремовой, удовлетворяя гражданский иск, также учел эти суммы, и отнял их (22 с небольшим миллиона рублей) от всей суммы сделки. Правда, в отличие от арбитражного суда, суд общей юрисликции не обратил внимания на остальное, в том числе, на самый, пожалуй, важный довод в деле Грибова – на преюдицию. Об этом dovod.media писал подробно в материале «Чемодан их пленил».

 

О чем еще умалчивает истец в будущем арбитражном процессе, демонстрируя не только правовую безграмотность, но и наглую ложь? В иске сказано, что имущество выбыло помимо воли «Электроагрегата». Ну, что же так-то? Уже протокол заседания правления предприятия, на котором была одобрена продажа корпуса «2Г» Редько и Цою, свидетельствует об обратном. А сами договоры? В одном из судебных заседаний в Центральном суде, во время допроса, кажется, нынешнего заместителя директора по правовым вопросам Погребовской, ей задали вопрос: «А чего хочет «Электроагрегат» от Грибова»? На что та простодушно ответила - и денег, и здание.

 

Сейчас «Электроагрегат» пытается развернуть ситуацию в максимально выгодную для себя сторону. Если Арбитражный суд Новосибирской области примет решение в пользу «Электроагрегата», то в его собственности будут находиться: корпус «2Г», сто миллионов рублей, полученных при сделке, а также 77 243 000 рублей, которые взыщут с Евгения Грибова по приговору Центрального суда. Не слишком ли?

 

Рассмотрение дела в Арбитражном суде начнется 11 апреля. Dovod.media будет следить за развитием событий.

 

 

back

Издание: 18+

Редакция не несет ответственности за достоверность информации, содержащейся в рекламных объявлениях. При полном или частичном использовании материалов гиперссылка на dovod.media обязательна.При заимствовании фотографий необходимо указать имя и фамилию её автора.